Жизнь как сон: зачем людям иллюзии?

Горькая правда или приятное заблуждение? Желая убежать от стресса или разочарования, люди часто выбирают второе – и, незаметно для себя, плотно подсаживаются на иглу собственных галлюцинаций. Живут в сказочном волшебном мире, где контекст событий – в их пользу, удача – на их стороне, а неприятности можно развести руками. Тот факт, что пробуждение от сладкого сна неминуемо, а «похмелье» будет тяжким, их, как правило, не останавливает: «страшная рожа действительности» пугает гораздо больше. Проще верить в то, во что хочется, наплевав на истину. Иногда такое состояние является временным защитным механизмом психики, иногда – творческим приемом, а порой и болезнью. Вопрос, как всегда, сводится к тому, насколько все запущено.

Грезы про грезы

Отдельная каста «иллюзионистов» – это писатели, сценаристы и прочие творческие личности, связанные с собственным вымыслом особыми тонкими взаимоотношениями, балансирующими от полной вовлеченности до отстраненного анализа. С одной стороны, их задача – вполне осознанно и достоверно воссоздать иную реальность, контролируя ее на каждой стадии процесса, с другой, иногда вымысел настолько правдоподобен, что приходится даже объяснять аудитории, что сам-то автор – «не верблюд». Например, автора «Лолиты» Владимира Набокова после этого романа в чем только не обвиняли – слишком уж убедительным и автобиографичным показался многим плод его воображения. Да и автор хоббитов и «Властелина колец» – английский писатель и поэт, переводчик, лингвист, профессор Оксфордского университета Джон Рональд Руэл Толкиен вряд ли бегал по лесам в колпаке волшебника – в отличие от армии поклонников его таланта, которым нравится жить в придуманной им сказке. Но если сам автор хотя бы отчасти не верит в то, что делает, и не сживается со своими героями, кто вообще тогда ему поверит?

Осмысленные манипуляции с реальностью любят и блогеры, и многие публичные люди. Их удел – развлекать толпу, продавая ей пусть и фальшивую, но красивую картинку. И это не считая интернет-троллей, которые просто скачивают с других посредством разных трюков определенные эмоции. Все они прекрасно понимают, как обстоят дела на самом деле, но другим транслируют некую художественную постановку.

В обычной жизни все гораздо проще: иллюзии помогают людям выжить. Например, женщинам проще думать, что супруг вовсе не изменяет, помада на его рубашке – на самом деле, кетчуп, его «совещание», действительно, длилось до утра, и так далее. А если «Он» посмотрел, то это, безусловно, любовь на всю жизнь. Конечно, потом все эти мифы с грохотом рухнут, но пока они существуют, жить гораздо веселее.

Естественно, не обходит стороной эту тему и кинематограф – главная «фабрика грез» современного мира. Фильмы «Ванильное небо» (2001), «Любит не любит» с Одри Тоту (2002), «Анна М» (2007), «Про любoff» (2010) и множество других посвящены тому, насколько серьезно человек может оторваться от реальности и переместиться в вымышленный мир, где ему приятно, безопасно и комфортно.

По сюжету «Ванильного неба», герой фильма – молодой, красивый и богатый плейбой (его играет Том Круз) после аварии оказывается обезображенным, от него уходит девушка, жизнь рушится. Жить в таком виде герою невмоготу, но корпорация будущего, которую он нашел в интернете, продает ему «альтернативную реальность». В ней он излечивается, возвращает свою внешность, любовь, влияние – и, конечно, ничего не помнит о реальном прошлом. Но что-то все же не дает ему покоя, и это «что-то», в итоге, приводит к трагедии.

«Анна М.» и «Любит – не любит» – в принципе, об одном и том же: неуравновешенные молодые особы влюбляются во врачей и, приняв случайные знаки внимания за взаимность, начинают отчаянно и по нарастающей преследовать своих избранников. Обеим нимфоманкам по сюжету очень весело, а вот жизнь медработников превращается в сущий кошмар. Кстати, на вооружение подобным девушкам стоило бы взять еще один фильм – «Красотка»: героиня Джулии Робертс, проститутка Вивьен не захотела довольствоваться иллюзиями и дождалась, пока герой (Ричард Гир) сделает что-то реальное – а именно, заползет к ней на этаж по пожарной лестнице с предложением руки и сердца. Иными словами, до тех пор, пока вторая сторона не обозначит прямым текстом и действиями серьезность своих намерений, рассчитывать женщинам особо ни на что не стоит.

«Про любoff» тоже раскрывает две правды и два взгляда на одни и те же события – женский и мужской, и эти линии друг с другом даже не пересекаются. Вообще женщины – существа романтичные и любят гипертрофировать реальность в свою пользу. Мужику (герою фильма) особо ничего не нужно, но героиня влюбляется в него «без задних ног». Причем в этом сюжете, в отличие от двух предыдущих, никаким психическим отклонением девица не страдает. И таких, справедливости ради, хватает и в реальной жизни.

«Капельница с заблуждениями»

«Исходя из моего большого врачебного опыта, могу сказать, что большинство людей живет в иллюзиях, – поясняет психиатр, психотерапевт, гипнотерапевт, кандидат медицинских наук Евгений Фомин. – Все знают, что это плохо, но далеко не каждый готов признать свое личное пристрастие. Все мы в большей или меньшей степени подключены к капельнице с заблуждениями – в представлениях о себе, об этом мире и окружающих людях».

По определению Ожегова, этот термин имеет два значения. Первое – обман чувств, ошибочное восприятие предметов. Второе – что-то несбыточное, мечта.

«В зависимости от выбора определения, отношение к этому предмету разное. Если речь идет об ошибочном восприятии предметов, то оценка однозначно негативная. При поступлении пациента в психиатрический стационар врач психиатр пишет стандартную фразу «дезориентирован в месте, времени и собственной личности». Ищет он, конечно, грубую психическую патологию, типа бредовой и галлюцинаторной симптоматики», – поясняет Фомин.

Иллюзии – не такое грубое расстройство психики, но и не самое адекватное ее состояние. «У меня была одна пациентка, которая с трудом заводила отношения с противоположным полом, а если уж такое случалось, вылезала вторая проблема – созависимость. Но первичными были иллюзии: например, в кафе на нее как-то по-особенному посмотрел мужчина, и в этом взгляде, с ее слов, была вся любовь и страсть этого мира. Она сразу влюблялась, докручивала этот мотив и считала, что это с его стороны взаимно (т.е. попадала в зависимость от своей иллюзии). Когда разбираешь такие ситуации детально, выясняется, что парень был просто добр и мил с девушкой, даже без флирта. Отвечая на вопросы врача и проговаривая все вслух, пациенты будто примеряют свою иллюзорность к реальности и сами начинают осознавать все надуманность сказанного. Наступает тяжелое похмелье после иллюзорной интоксикации. Но, как правило, это длится недолго – например, та пациентка снова прыгала в подобные фантазии, как наркозависимый за новой дозой», – рассказывает собеседник «МИР 24».

Второе толкование термина – это иллюзия как мечта. «Это не так плохо, ведь в этом живут три женщины, которые делают нас гуманистами, героями и мечтателями: Вера, Надежда и Любовь. Мечты дают человеку мотивацию. Из писем советских солдат с фронтов Второй мировой часто красной нитью прослеживаются фантазии о возвращении домой к семье – мечта, которая давала нечеловеческую сверхсилу, чтобы выжить в этом аду», – говорит врач.

Иногда в литературе встречаются примеры, когда мечта, даже не осуществленная, помогает человеку не просто прожить жизнь, но прожить ее вдохновенно. «Если суммировать, все эпизоды сверхусилий или перенапряжений связаны с мечтами о великом, к примеру, спасении мира, помощи человечеству, патриотическом порыве», – поясняет Евгений Фомин.

Так что мечтать, в целом, не вредно – главное не переусердствовать. То есть, к примеру, человек может восхищаться Наполеоном, изучать его биографию, стремиться достичь в жизни каких-то значимых успехов, но если он реально возомнит себя Наполеоном и начнет так представляться при знакомстве, его участь, скорее всего, будет незавидной. Придется конкурировать с десятком-другим прочих «Наполеонов» – товарищей по палате, а это для нестабильной психики, опять же, тяжкий стресс.