YouTube лишили «Праздника»

Фильм «Праздник» Алексея Красовского удалили с YouTube за нарушение правил видеохостинга.

Фильм «Праздник» рассказывает о состоятельной семье, которая готовится к празднованию Нового года в осажденном немцами блокадном Ленинграде. По словам автора картины, это «местами черная, но чаще светлая и новогодняя комедия».

Премьера «Праздника» состоялась в Сети в ночь на 3 января. Как заявлял Красовский, он не видит возможности показать фильм в кинотеатрах, поэтому публикует его в интернете.

***

Я фильм не смотрел и не буду. Я уже об этом написал — мне не нравится «светлая и новогодняя комедия» на фоне миллиона человек, погибших от голода. Ну не светло мне, не легко и не радостно. Хотя те, кто видел, говорят — сделано неплохо. И все, что надо, разоблачено и развенчано. 

То, что фильмец никогда не получит прокатного удостоверения, меня, например, не возмущает. Я не думаю, что он вообще сможет быть показан в прокате где-нибудь кроме Украины. Во всяком случае, не в Германии и не в Финляндии. Именно потому, что получается — не германские и финские нацисты виноваты в гибели миллиона ленинградцев, а проклятый большевистский режим. Так получается. Поэтому ни в Германии, ни в Финляндии на это не пойдут.

А в России можно… Эротика в Освенциме, видимо, на очереди?

Но вот блокировка фильма на YouTube мне совсем не нравится.

Где-то должно быть возможно посмотреть и такое кино, и прочесть «Майн Кампф» — это для общего развития. Если вовремя не переболел детскими инфекциями, то во взрослой жизни можешь и помереть от какой-нибудь свинки. У общества должен быть иммунитет от всякого рода дряни, иначе каждую поделку в жанре «все обосрались» общество будет воспринимать как шедевр.

Кто сегодня станет перечитывать Солженицына? Кто ночью, сквозь шум «глушилок» будет слушать «Голос Америки»? А ведь именно «глушилки» и пробуждали интерес, именно запрет был лучшей рекламой.

Советского человека очень крепко ограждали от «тлетворного влияния» — и в городе, где был «Славянский базар» и «Прага», мы видели дикие очереди в «Макдональдс». Две зарплаты отдавали за пару джинсов. Ночами на машинке перепечатывали «Архипелаг ГУЛАГ».

Что, господин Мединский, «можем повторить»? А может, не надо повторять, а?..