Дефляция в России

При инфляции деньги дешевеют, но у вас их становится больше.

При дефляции деньги дешевеют и у вас их становится меньше.

 

Как так?

 

Допустим, у нас есть деревня, в которой есть один кузнец, один топор и один рубль. Если кузнец внезапно выкует второй топор, то для поддержания уровня цен старосте деревни придется напечатать второй рубль. Надеюсь, эта элементарная арифметика для поддержания стабильных цен понятна и не вызывает сомнений: в экономике должно появляться ровно то количество денег, на сколько было произведено нового товара вложением нового труда.

 

Нормальной для человечества (в целом) является ситуация развития: мы линейно (ну так принято считать) движемся от античного мира в будущее. Каждый год изобретается что-то современное, куются все более высокотехнологичные топоры. Кстати, отличным универсальным критерием такого процесса является общий рост потребления энергии в мире: даже несмотря на введение энергосберегающих лампочек, цивилизация шаг за шагом изобретает такие технологические процессы, которые начисто перекрывают эту экономию, совершая скачки сразу на порядок. Например, единственная причина, которая не дает роботам начать ходить по улицам уже сейчас, это недостаточная емкость аккумуляторов: все никак не получается улучшить ее ну еще в 10 раз, чтобы батарейки разряжались не через 10 минут, а хотя бы через пару часов активной беготни.

 

Короче, в целом это означает, что и количество денег в нормальной системе (в исторических сроках) обязано постоянно расти — просто потому, что деньги для экономики это отражение энергии для промышленности.

 

Так вот, истинной задачей любого толкового правительства становится одна-единственная, но архисложная задача: правильно посчитать все выкованные топоры и напечатать ровно столько денег, на сколько товара совершила прирост вся экономика в целом за год. Именно по такой схеме действуют старые и опытные в капитализме правительства стран англосаксонского мира. Хотя в реальной жизни оно, конечно, неимоверно сложней: например, им как минимум приходится также вычитать выкинутые на помойку ржавые старые топоры и еще как-то учитывать экспорт-импорт.

 

В отличие от них, какое-нибудь, скажем так, неопытное правительство третьей страны мира очень даже может позволить себе просто не заморачиваться с этой задачей подсчета. Однако такое возможно только при выполнении одного важного условия: рост цен придется отпустить на самотек, чтобы новых денег хватало на новые товары с заведомым запасом. Даже если они совсем не умеют ничего считать, то просто допускают инфляцию выше уровня, который перекрывает производимые новые топоры. Попросту говоря, печатают деньги.

 

В чуть более продвинутом варианте можно даже попытаться официально объявлять 10 процентов инфляции в год, допускать скрытую ежегодную инфляцию в 20 процентов годовых и 5 лет удерживать цены — а потом один раз в 5 лет девальвировать все и всех сразу в 2 раза (попутно заранее подсуетившись, чтобы пополнить свои карманы… ой, простите — общую копилку на следующие 5 лет). Потому что остальные дисбалансы население выравнивает само: например, если после кризиса на старой работе плохо проиндексировали, то можно достаточно оперативно поменять ее на новую: экономика-то пусть неподсчетно, но все же развивается, потому и менять есть куда. И именно при таком раскладе жила наша страна как минимум с 1998 по 2014 год.

 

А вот при дефляции… Стоп, но откуда у нас дефляция, рубль-то дешевеет! Да вот оттуда. Цены на товары де факто привязаны к доллару, потому что своей промышленности… ну не то, чтобы совсем нет, но вы на какой машине ездите? А чайник вам где произвели? И говорите, что верите телевизору? А простите, как он у вас называется? Неужели до сих пор Рубин или Горизонт? Даже если ваш холодильник — Атлант, производство как минимум остальных 90 процентов товара, увы, где-то далеко не тут. Как говорится, Trust is Out There.

 

Поэтому, несмотря на заметное подешевление рубля и кажущуюся инфляцию, истинная мировая валюта — доллар, лично для всех и каждого в стране, парадоксально дорожает. Рубль падает, зарплаты у вас в нем не индексируются — значит, товаров вы можете купить меньше, а те привязаны к багсу, потому что нет своего производства — следовательно, относительно вашего труда багс дорожает. Вы куете, а кто-то банально недопечатывает.

 

Такая ситуация означает, что мы живем… при дефляционном сценарии.

 

И вот тут кроется ответ на вопрос, почему кризис 2014-го года такой затяжной и трудный: дефляционный сценарий объективно труднее инфляционного, т.к. в экономике не возникает новых денег в расчете на новые топоры. И даже без расчета, как при нерегулируемом инфляционном сценарии — тоже не возникает. Как следствие, не появляется новых фирм, нет новых рабочих мест, нет индексаций и экономика сама себя стагнирует. Вложение труда вроде бы есть, рубль вроде бы обесценивается, как раньше, а новых денег в кармане не появляется.

 

Короче, успехом Вам в выживании, товарищи.